ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Возвращение легенды: Генеральный директор H. Moser & Cie. рассказывает о семейном бизнесе и о возвращении бренда в Россию

В отличие от многих других швейцарских часовых брендов, которые всегда производили и продавали свои элитные часы из Швейцарии, история легендарной компании H. Moser & Cie. берёт своё начало в Российской империи. В 1828 году Генрих Мозер основал своё часовую мастерскую и торговую компанию H. Moser & Cie. в Санкт-Петербурге, а спустя год открыл часовую мануфактуру в Ле-Локле, Швейцария. С тех пор детали часов изготавливались в Швейцарии и переправлялись в Санкт-Петербург, где и осуществлялась сборка часов и их последующая продажа российской знати.

Мы попросили генерального директора H. Moser & Cie. Эдуарда Мейлана (Edouard Meylan) рассказать о российском наследии компании, об её подходе к предпринимательству и инновациям, а также о намерении открыть первый в России розничный магазин в том самом здании в Санкт-Петербурге, где исторически располагался магазин, национализированный в 1917 году.

Возвращение легенды: Генеральный директор H. Moser & Cie. рассказывает о семейном бизнесе и о возвращении бренда в Россию
История легендарной компании H. Moser & Cie. берёт своё начало в Российской империи.

Отдавая дань России

«Генрих Мозер делал часы, которые никто не мог повторить», – говорит Эдуард Мейлан.

В 1826 году бывший ученик и подмастерье, происходивший из семьи, представители которой на протяжении нескольких поколений были городскими часовщиками в Шаффхаузене, вышел на вольные хлеба. Кстати, несмотря на то что большинство швейцарских часовщиков обосновались в франкоговорящий частях страны, кантон Шаффхаузен – островок немецкого в швейцарской индустрии производства часов – заслужил блестящую репутацию в точном машиностроении. 

Генрих хотел внедрить в своём родном городе новый способ производства, в основе которого лежал бы принцип разделения труда, и с этой целью он открыл небольшое часовое предприятие. Однако городской совет к тому моменту уже определился с тем, кто будет занимать почетную должность городского часовщика и отдал её другому человеку, в результате чего для Генриха Мозера и его бизнеса поменялся весь ход истории.

Именно тогда Генрих Мозер и решил попытать счастья в Санкт-Петербурге, где в 1828 году основал свою часовую мастерскую и торговую компанию, H. Moser & Cie., а в 1829 году открыл часовую мануфактуру в Ле-Локле. А уже через десять лет часы под маркой Генриха Мозера можно было приобрести в торговом доме в Москве.

Взяв за основу название компании, Генрих Мозер разработал фирменный знак, который был выполнен курсивом и почти всегда дополнялся клеймом. Примерно до 1918 года за редкими исключениями название компании, выполненные кириллицей или буквами латинского алфавита, вместе с клеймом оставались стандартной маркировкой на всех часах, продаваемых фирмой H. Moser & Cie., не важно, были ли они произведены на собственной мануфактуре, или были изготовлены другими поставщиками.

Продукция компании была хорошо воспринята высшими слоями общества в Российской империи. Фирма H. Moser & Cie. получила столь широкую известность, что её название упоминалось в песнях и даже в одной из повестей Ф.М. Достоевского. Карл Фаберже заказывал у фирмы H. Moser & Cie. часовые механизмы для своих ювелирных изделий. Часы, изготавливаемые Генрихом Мозером, стали настолько популярными, что уже через несколько лет российский рынок был буквально наводнён подделками: компании даже пришлось в своих прейскурантах публиковать "Предостережения", в которых компания просила клиентов при покупке убедиться в наличии знаменитого оригинального клейма H. Moser & Cie. и надписей на французском языке.

"Сегодня существует множество швейцарских часовых брендов, но я думаю, что именно фирма H. Moser & Cie. смогла предложить нечто особенное для своих российских клиентов. Наши часы – это своего рода дань уважения Российской империи и России в целом", - говорит Эдуард Мейлан.

Генрих Мозер умер в 1874 году, но наследие его бренда в России никуда не исчезло. В начале 20 века часовая фирма H. Moser & Cie. получила патронаж императрицы Александры Фёдоровны и стала официальным поставщиком императорского двора. Однако в результате февральской революции 1917 года имущество H. Moser & Cie. было национализировано. С тех пор часы этой компании в России официально не продавались. До 2015 года.

Новая глава в истории компании

«У нас не было возможности продавать часы в России вплоть до прошлого года, – говорит Эдуард Мейлан. – Когда фирма была национализирована в 1917 году, мой прадедушка, руководивший в то время компанией, был вынужден покинуть страну. Но в 2015 году мы вновь запустили бренд в России и теперь продаём свою продукцию через российского дистрибьютора RichTime". Руководство H. Moser & Cie. выбрало эту компанию в качестве эксклюзивного дистрибьютора в России, так как считает, что RichTime сможет обеспечить должное внимание бренду и не будет предпочитать ей более крупных игроков, представленных на российском рынке уже продолжительное время. "У них есть желание работать с нами и расти вместе с нами, и они верят в будущее нашего бренда в России», – говорит Эдуард. 

В планах компании помимо прочего предполагается участие в российских выставках, выход на рынки других российских городов помимо Москвы, и даже возвращение фирме своего первоначального здания в Санкт-Петербурге.  

Эдуард уверен, что H. Moser & Cie. вскоре полностью вернёт свои позиции, утраченные за то время, пока компании не было на российском рынке. «Мы рады возвращению в Россию и с нетерпением ждём нашего большого открытия в 2017 году. В России у компании значительное историческое наследие, и многие здесь до сих пор помнят наш бренд и признают его большой потенциал, благодаря уникальному  достоянию фирмы и тесным связям с российским рынком, – говорит Эдуард. – Россияне очень гордятся своей историей. А наши продукты и бренд напрямую связаны с этой историей».

Размер имеет значение

Фирма H. Moser & Cie представлена на рынке уже почти два столетия, и своим успехом она обязана швейцарскому подходу к ведению бизнеса. «Наша компания по своей сути семейный бизнес, и все мы – предприниматели. Наше производство всегда принадлежало нам, и мы на его базе разрабатываем и производим продукты высочайшего качества», – говорит Эдуард.

В фирме 55 сотрудников, которые работают над созданием небольших коллекций, состоящие как правило из 10-20 часов, – для тех, кому важна эксклюзивность. Эдуард гордится той свободой и гибкостью, к которой всегда стремилась H. Moser & Cie, и которой можно добиться только небольшой компании. «Малые предприятия с лёгкостью приспосабливаются к изменениям на рынке, умеют быстро принимать решения, поэтому в сложных ситуациях или в эпоху перемен они показывают результаты лучше других», – говорит Эдуард.

Рынок заводских «точных» часов в Швейцарии представлен множеством больших игроков, которые окружают  H. Moser & Cie. Однако у фирмы имеется конкурентное преимущество, которое даже спустя почти два века еще никому не удалось побить. «Чтобы выжить и преуспеть, единственное, что нам оставалось – это инвестировать в собственную независимость и интегрироваться вертикально, и именно этим мы и занимались. Благодаря этому решению мы можем твёрдо стоять на своём и с успехом вести переговоры», – говорит Эдуард. Так, компания превратила некоторых из своих конкурентов в партнёров и сегодня поставляет оборудование и некоторые стратегические компоненты для двух крупнейших часовых производителей Швейцарии.

Как по нотам

«Я понимаю, что моя оценка не может быть объективной, но, на мой взгляд, бренд H. Moser & Cie. – особенный. Наши объёмы производства весьма ограничены, мы выпускаем примерно 1200 часов в год. Наш подход к ведению бизнеса не менялся с самого момента основания компании в Российской империи. Мы хотим создавать уникальные, эксклюзивные продукты высочайшего качества, которые бы сочетали в себе одновременно традиции и моду», – говорит Эдуард Мейлан.

В настоящее время компания продаёт свою продукцию в 28 странах мира, главным образом через дистрибьюторов и мультибрендовые магазины. «Если бы стоял вопрос об открытии собственных розничных магазинов, то мы бы открыли их в Швейцарии и в России – в силу богатой истории, которую компания имеет в обеих странах».

«Мы не хотим расти слишком динамично в силу нашей высокой интегрированности и необходимости сохранять этот уровень, – говорит Эдуард. Все наиболее важные части и механизмы изготавливаются на одной-единственной мануфактуре в Швейцарии, и в этом смысле мы отличаемся от множества других швейцарских производителей элитных часов, которые зачастую отдают часть своего производства на откуп другим предприятиям».

Чтобы привлечь больше внимания к своей продукции компания участвует в отраслевых мероприятиях и в часовых выставках, сосредотачивая усилия на маркетинге в интернете и в некоторых случаях адаптируя продукцию в соответствии с потребностями рынков. Например, сегодня в России в моде более крупные и массивные часы, поэтому H. Moser & Cie. разработала специальную линейку часов с более крупным циферблатом специально для российских заказчиков.

Часовой рынок отличается очень высокой конкуренцией. В этом году в целом вся отрасль переживает спад, но вопреки этому бизнес H. Moser & Cie. демонстрирует рост. Для руководства компании результаты продаж в России в 2016 году были большим сюрпризом. Эдуард уверен, что клиенты фирмы останутся верными бренду; многие из них – это предприниматели, которые видят бренд как отражение своей индивидуальности и ценностей. В отличие от других элитных часов,  которые преподносятся в качестве подарков или знаков признания, клиенты H. Moser & Cie. приобретают эти часы для себя.

Внедрение инноваций в консервативной отрасли

За последние 200 лет развитие инноваций в часовой отрасли было не столь очевидным, как в других отраслях, например, в транспорте или сфере коммуникаций. Многие производители часов сегодня пытаются внедрить новые технологии – например, изготавливая «умные» часы, которые способны подключаться к автомобилям или к интернету. Но у H. Moser & Cie. подход несколько иной.

«Для меня инновации в часовой отрасли означают возможность создавать самые удобные и практичные продукты для наших клиентов. Мы не хотим делать наши часы более сложными, – говорит Эдуард. – Наоборот, порой мы стремимся сделать дизайн проще, и при этом улучшить технологическую «начинку» часов. Кроме того, мы внедряем инновации в маркетинге нашей продукции: в области электронной коммерции, при работе с цифровыми коммуникациями и с социальными сетями».

Вместе с тем, для проведения инновационных исследований фирма H. Moser & Cie. сотрудничает со швейцарскими техническими университетами. Например, в прошлом году вместе с Университетом Цюриха компания ставила эксперименты с невесомостью. При поддержке родственной компании Precision Engineering AG Эдуард Мейлан возглавил испытания на борту Airbus, который впервые в Швейцарии совершил полёт по параболической траектории. Благодаря этому Эдуарду удалось протестировать работу различных часовых механизмов в условиях полной невесомости и, наоборот, в условиях гравитационных перегрузок. «Испытания Precision Engineering позволили оценить эффективность новых материалов, используемых в часовых механизмах и пружинах,  а также проанализировать работу пружин с различными характеристиками, работу на различных частотах и эффективность смазки.  Мы провели испытания на устойчивость к ударным нагрузкам, магнитным полям и экстремальным температурам, а также протестировали ряд других характеристик, чтобы гарантировать стабильную работу наших компонентов. Проведение испытаний на борту  самолёта, впервые в Швейцарии совершившего полёт по параболической траектории, дало нам уникальную возможность, которую получилось реализовать только благодаря тому, что мы независимы», – говорит Эдуард.   

Узнать о различных аспектах развития бизнеса в Швейцарии можно из нашего «Справочника инвестора» или у представителей Швейцарского Центра содействия бизнесу при Посольстве Швейцарии в Москве.

Узнайте больше о деловой среде в Швейцарии

Поделиться

Материалы по теме